Статьи на тему недвижимости, строительства, ремонта, банков, кредитов, ипотеки. Статьи на другие темы

Самый Красивый Вид Спорта

Рассматривая те усилия, которые предпринимает человек в стремлении к совершенству, мы пришли к выводу: наибольшее, чего он может достичь в спорте,— это идеальная форма. Идеальную форму в спорте мы можем искать в идеальной подаче, идеальном ударе битой по мячу, идеальном беге, идеальном равновесии или любом другом виде спортивного выступления. Далее, говоря об идеальных условиях для матча или соревнования, мы требуем от окружающей среды таких характеристик, которые либо в минимальной степени повлияют на результат, либо будут максимально полезны для достижения нашего идеала в спорте. Идеальные условия для попытки побить рекорд скорости на земле или на воде в том или ином виде спорта отличаются от тех, которые необходимы, например, для дельтапланеризма. Т. е. идеал достижим и осуществим, но в соответствии с различиями в видах спорта.

Идеальная форма в спорте может проявиться в почти неуловимом моменте игры или в целой игре. При описании идеальной формы ограниченность смысла употребляемых терминов делает повторяющиеся случаи сходными, хотя, конечно, они никогда не бывают идентичными. Если мы сможем уяснить общие компоненты, наиболее важные общности сопоставляемых явлений, мы научимся улавливать идеальную форму еще и еще раз. Эта мысль имеет фундаментальное значение для нашего эстетического образования. Теренс Роберте (1975) пишет в своем анализе книги «Чувство прекрасного» Джорджа Сактаяны:

Сантаяна не стал бы отрицать, что в общей форме эстетическая реакция одинакова для всех. При этом то, что красиво для одного человека, не обязательно должно быть красивым и для другого,

поскольку для двух разных людей объекты не могут иметь абсолютно одинаковую ценность.

«Ценность» в контексте нашего анализа—ключевое слово цитаты. Оно предполагает наличие предпочтения, а посему мы можем предположить, что люди различаются в пристрастиях к тем или другим видам спорта в зависимости от своего опыта и интересов.

Существуют по меньшей мере две основные категории ценностей, действующих применительно к восприятию) красоты спортивных соревнований. Различие между этими двумя категориями воплощено в дихотомии (греч., разделение надвое.— Прим. ред.), которую ощущает Джонатон Баумбах (1970):

Как писателя, меня интересуют баскетбольные соревнования, то удовольствие, которое мне доставляют стиль и мастерство, психологическое напряжение. Как болельщика же, меня интересует результат. Я хочу победы моей команды, победы любой ценой. Эти две точки зрения не исключают друг друга полностью, но зачастую они несовместимы... Чтобы воспринять игру, оценить ее как зрелище, нужна известная степень равнодушия к результату. Мне кажется, что ощущения болельщика зависят от его мироощущения.

Благодаря афористичности эта цитата нам еще может пригодиться. Когда спортсмен или бывший спортсмен пытается дать себе отчет, почему свой собственный вид спорта он считает самым красивым, он часто облекает объяснения в возвышенную форму.  Джей Райт (1969), поэт и драматург (а в прошлом бейсболист), придает личным ощущениям общекультурное значение:

Ив тот момент я мог считать бейсбол полным осуществлением, высшим проявлением эстетики, которая, как и в самых высоких искусствах, вбирает в себя всю человеческую жизнь, включает человека в историческую связь, в которой он сравнивает свои достижения с наивысшими, и его посещает ощущение, что он нашел высший смысл своего призвания.

Высказываясь с точки зрения образованного болельщика, Роджер Энджелл (1972) в книге «Летняя игра» излагает эстетику бейсбола как «игры мужчин»:

Хорошая подача в упорной игре — вот в чем великолепие и сложность бейсбола. Она заставляет игроков быть изобретательными и смелыми, тренеров— больше думать о, стратегии, чем о грубой силе, она приковывает внимание болельщиков так, что они запоминают каждую подачу, каждый бросок, каждую десятую долю дюйма, отличающую точный удар от промаха. И наконец, она делает безжалостно очевидной подлинную меру таланта встречающихся команд.

Роджер Энджелл утверждает, что чтение статистических отчетов о матчах дает болельщику такое же эстетическое наслаждение, какое испытывает музыкант, читая партитуру произведения, которое ему нравится. Литератор может в живой форме рассказать, как он воспринимает прекрасное в спорте. Но только спортсмен по сравнению со всеми ними обладает в спорте способностью физического самовыражения.

Мы часто говорим о том, что человек, занимающийся каким-либо видом спорта, лучше понимает его красоту, чем те, кто спортом не занимается вообще или интересуется другими его видами. Прекрасное для стрелка из лука может быть непонятным для любителя гольфа, и наоборот. Но сможем ли мы с объективной точки зрения выделить то, что красиво в каждом из этих видов спорта в отдельности? Видимо, только спортсмен мог бы научить нас пониманию красоты своего спорта.

Хасси (1929) утверждает:

Тот, кто не участвовал день за днем в гребле на восьмерке, возможно, не подозревает о той красоте, которую гребец находит в действиях слаженного экипажа или ощущает, просто сидя в такой лодке... Эстетическая сторона футбола, пожалуй, завуалирована в наибольшей степени, но от этого она ни в коем случае не менее значительна. Ближе к эстетическому — зрелище хорошо организованной «схватки» вокруг мяча в регби, в которой каждый игрок надежно прикрыт и влит составной частью в единое целое.

Здесь имеется в виду «схватка» в» регби, которое завоевывает в Америке все большую популярность, однако сказанное Хасси во многом применимо и к американскому футболу.

Скульптура Р. Тэйта Маккензи «Яростная атака» передает именно такое впечатление применительно к американскому футболу, каким он был на рубеже столетий. Правда, будет вполне справедливо, если мы скажем, что эта скульптура обладает скорее эстетической значимостью для футболистов, чем имеет самостоятельные художественные достоинства (т. е. возбуждает эстетическую реакцию) для любителя искусства. Силуэт композиции «Яростная атака» производит впечатление вздымающейся волны. Игрок несущий мяч, изображен в броске к линии. По словам Хасси, «напряженные, колеблющиеся, колышущиеся тела создают могучий, нарастающий ритм». Какой футболист не признает подобную ситуацию частью своей внутренней, подлинной атлетической сущности? Сцена, представленная «Яростной атакой», сходна с теми, которые можно увидеть во время почти каждого футбольного матча, когда совершается прорыв к зачетному полю.

Для Нормана Мейдера, в прошлом боксера, самый красивый вид спорта — бокс:

Существует язык, обходящийся без слов,— язык символов, язык природы. Есть свой язык и у человеческого тела. Профессиональный бокс — один из примеров его использования. Профессиональный боксер... само выражается в своих движениях, которые так же независимы, изощрены и чутки, как и многие упражнения ума. Боксер само выражается, проявляя остроумие, «стиль» и эстетический вкус к неожиданному. Бокс — это диалог двух тел, это ведущийся в высоком темпе спор двух интеллектов.

Возвращаясь к вопросу о литераторе, пишущем о спорте, скажем, что ценность его описаний возрастает, если он очевидец событий. У таких писателей, как Норман Мейлер или Джек Лондон, кажется, само звучание слов передает действие. Как мы полагаем, это же умозаключение справедливо по отношению к художнику и скульптору, изображающим спортивные состязания, лучших спортсменов и выдающиеся спортивные достижения, а также по отношению к ученому. Неоднократно упоминавшийся Мишель Боэ, первоклассный планерист, а также один из ведущих социологов спорта, сделал ряд комментариев по поводу его эстетики. В них он приводит такое высказывание Геблевитца: «Красота движений играет более заметную роль в теннисе, чем в футболе»— и сам поддерживает эту точку зрения.

В теннисе элементы острого соперничества (grande ardeur combative) противников уравновешиваются этикетом, обладающим большими эстетическими достоинствами; множество возможностей для насыщенного и красивого выступления открывают подача, отличная координация движений (geste), динамика и точность одновременно. Обращаясь к Кермадеку за дополнительной поддержкой тезиса о высоком эстетическом потенциале тенниса, Воэ указывает, что между траекторией полета мяча и манерой нанесения удара должна существовать такая же взаимосвязь, какая существует между движениями танцора и музыкой танца. Там, где игра приближается к «совершенству», мы перестаем понимать, следствием чего является точная встреча ракетки и мяча. Еще одним литератором, писавшим о теннисе, был Джон Макфи. В книге «Уровни игры» Макфи (1970) в соответствии со взглядами Воэ и Кермадека определяет эстетический критерий в теннисе:

Подача Гребнера была направлена в самый конец дальнего от Эша угла площадки, но Эш перехватил ее красивым, плавным ударом поперек корта. Провожая мяч ракеткой, он приподнялся на цыпочки, расставив руки в стороны. «Бэкхенд» Артура Эша — это один из «краеугольных камней» современного тенниса.

Сам Эш говорит о своем ударе так: «Я ощущаю подачу от носка ступни до кончиков пальцев руки — мне нет нужды видеть подачу, она получается сама собой» (цитируется по книге Джона Макфи «Уровни игры»). Этим высказыванием Артур Эш вторит тому, что сказал Вилл Рассел во время телевизионного шоу в 1970 г. Отвечая на один из вопросов, Рассел коснулся красоты этого вида спорта:

...бросок крюком в баскетболе—это, как впрочем и все остальное, плавное движение. Баскетбол— форма искусства. Если вы посмотрите в замедлен¬ном показе снятые на пленку движения, которые совершает мастер баскетбола при броске по кольцу, вы увидите, что все они текучи... Бросок начинается в носке ноги и заканчивается в пальцах руки, проходя как бы через все тело.

В статье, помещенной журналом «Эсквайр» под заголовком «Эстетика баскетбола», Джонатон Баумбах высказывает ту же точку зрения, что и Рассел: «Баскетбол — это вид спорта, схожий с балетом, участники состязаний часто вдохновляют друг друга, как актеры в спектакле». Предположение, что усилия двух команд сливаются в общем действии, как игра актеров в балетном, оперном или драматическом представлении, дает начало новому интересному исследованию «хорошо сыгранного матча»,

по выражению Келина (1968). Баскетбол, хоккей и т. п. виды спорта дают наиболее эстетические примеры командного противоборства. В особенно чистом виде соперничество проявляется в боксе, фехтовании, борьбе и т. д.

В 1972 г. Рентмеестер, фоторепортер «Лайфа», так описывал академическую греблю:

Когда я начал работать над темой гребли, меня более всего заинтересовал вид самих лодок—их линий, грации, скорости, с которыми они разрезают воду. Многие считают греблю грубым, лишенным изящества видом спорта, однако я полагаю, что в ней заключена одна из чистейших спортивных форм, потому что здесь требуется не только крайнее физическое напряжение, но и развитые рефлексы, в том числе чувствительность к равновесию. Этот вид спорта жесток и труден, и мне хотелось передать то мужество, упорство, духовную стойкость, настроение, с которыми вы сталкиваетесь, занимаясь этим видом спорта.

Рентмеестер был не только фотографом—он выступил за команду Голландии по академической гребле на Олимпиаде 1960 г. (Игры XVII Олимпиады, Рим.— Прим. ред.). Его суждение по поводу красоты этого вида спорта основывается на знании. Рентмеестер занимается и искусством, и спортом, его свидетельства удовлетворяют сразу нескольким условиям, необходимым для нашего изучения красоты гребли как разновидности спорта. В фотоочерке под заголовком «Ошибка одинокого гребца» Джим Дайец говорит о «великолепном чувстве скольжения по воде».

Роберт Элмер (1953) считает самым красивым видом спорта стрельбу из лука. В ней он видит мощь и изящество линий и формы, большинство элементов, входящих в систему оценок красоты спорта:

Звон пущенной из лука стрелы, ее полет и действие мощных, но невидимых сил—все это удивительно и одновременно так красиво! Все, что заключено в нас от художника, отзывается при виде натянутого лука. Мы знаем, какая физическая сила нужна для владения этим оружием, но тем более нас восхищает легкость в обращении спортсмена с ним.

Термином «катиться в трубе» любители сёрфинга обозначают тот эффект, который создает определенного вида волна: пока основная масса этой волны все еще?вздымается, ее гребень начинает сворачиваться, образуя как бы туннель или воронку. Чтобы прикатиться по этому туннелю или стенкам воронки, спортсмен должен многое уметь, и только мастерам это по-настоящему удается. Это красивое зрелище, потому что удачное выступление вбирает многие черты прекрасного в спорте. Прежде всего нужно не ошибиться в выборе волны—далеко не каждая образует «трубу». Выбрав волну, спортсмен должен определить, как пройти по ней, где перевалить через гребень, чтобы точно войти в ту точку, где начинает образовываться туннель. Для этого он управляет равновесием своего сёрфера, регулируя скорость и направление движения. Волна скручивается над головой спортсмена и позади него, а он прокатывается по созданной морем зеленовато-голубой «трубе». С одной стороны она открыта, и при желании спортсмен может вновь выбраться за гребень волны, где и завершается «путешествие». Том Сэбака в числе немногих способен на это. Он демонстрирует такую власть над мощью стихии и при этом такое чувство равновесия, изящество, такую точность в выборе места входа и выхода из «трубы», что приближается в этом виде спорта к совершенству, какое только можно себе представить.

Бывший чемпион мира по горнолыжному спорту Билли Кидд описывал свой вид спорта как «суперэмоциональный» (журнал «Лайф», 6 марта 1970 г.):

На трассе есть местечко с таким крутым склоном, что ваш спуск превращается в почти 100 футов свободного полета, и при этом вы еще должны выполнить ускользающий от вас вниз правый поворот, причем скорость примерно 50—60 миль в час, а трасса разбита и ухабиста. Затем вы вылетаете на ровный участок и, поскольку это гонка, идете на максимально возможной скорости. Я выхожу на этот участок так, чтобы только одна из моих лыж попала на трассу. Дух захватывает, когда делаешь это «точка в точку», всего лишь одна из лыж удерживает тебя от края, который обрывается на 100 футов вниз к большим деревьям.

В том, чтобы побывать на грани, где опасность так близка, для некоторых спортсменов заключается основа их увлеченности спортом. Когда спортсмен, как в выше-приведенном примере, «заглядывает в бездну», чтобы силой собственной воли удержаться на ее краю, он должен ощутить всю реальность собственной мощи.

Индивидуальное восприятие роли спортивного выступления следует считать в каждом случае уникальным.

В этом плане интересно замечание Эллиотта (1974): ...нам следует разобраться в причинах привлекательности некоторых видов спорта, например марафонского бега, который полностью лишен красоты и где элемент соревнования между соперниками отступает на второй план. Нельзя сказать, конечно, что спортсмен борется с дистанцией, это, скорее, борьба с теми слабостями в себе самом, которые препятствуют достижению цели. В этом смысле полон наибольшего значения альпинизм, если только не включать в сферу спорта одиночное кругосветное плавание под парусом или переход в гребной шлюпке через Атлантический океан. Мы легко можем впасть в ошибку, предполагая, что в этих видах спорта человек соревнуется с горной вершиной или морем. Это излишняя самонадеянность. Горы и море не бросают никому вызова, они не могут ни победить человека, ни проиграть в состязании с ним. Соревнование с природой— это борьба с природой самого человека: страхом, утомлением, отчаянием, болью, одиночеством и так далее; и достижения спортсмена в этом случае означают не столько его личный успех, сколько воплощение морального духа человека вообще. Спортсмен показывает, на что теоретически способны мы все, что бывает нужно каждому из нас в различных жизненных ситуациях. И очень жаль, что этот вдохновляющий аспект спорта отодвигается в тень некоей борьбой с природой, тенденцией уделять слишком много внимания чисто индивидуальным сторонам того или иного спортивного достижения.

Однако чем плох некоторый символизм? Символическое отношение к горам как природе, бросающей вызов человеку, менее спорно, чем утверждение, что марафон полностью лишен красоты.

В данном разделе, посвященном самому красивому виду спорта, мы были избирательны. Далеко не все виды спорта рассмотрены или хотя бы упомянуты. Прекрасно известно, что не существует какого-либо одного самого красивого вида спорта или самого красивого спортивного выступления для всех — и то и другое существует только для каждого из нас в отдельности.?

www.avangardsport.at.ua - Детская спортивная школа



Коммерческая недвижимость
Размещение информации об объектах недвижимости на Северо-Западном портале недвижимости.

Бегинз
В магазине Бегинз вы можете купить луки для стрельбы
beginz.ru